Что такое шунтирование сердца после инфаркта

Спасти рядового гипертоника. Как избежать инфаркта?

Лучшее средство борьбы со многими сердечными недугами не сложное хирургическое вмешательство, а грамотно подобранные лекарства.

Рассказывает замдиректора по научной работе Университетской клиники МГУ, член-корреспондент РАН Симон Мацкеплишвили.

Лидия Юдина, «АиФ»: Симон Теймуразович, пациенты кардиологов задолго до Нового года начинают переживать по поводу ограничений на спиртное, которые накладывают на них врачи. Могут ли люди с гипертонией позволить себе бокал шампанского под бой курантов?

Симон Мацкеплишвили: Спиртное способствует повышению давления. Однако кардиологи не возражают против одного-двух бокалов шампанского при условии, что пациент принимает правильно подобранную гипотензивную терапию. Количество этилового спирта в бокале шампанского минимально (10–15 мл), а большинство препаратов совместимы с таким объёмом алкоголя. Другое дело, что за бокалом шампанского зачастую следует стопка водки и закуска (в виде солёной и жирной пищи), а все праздники пациенты проводят за столом. Поэтому кардиологи к новогодним каникулам относятся настороженно. На состоянии некоторых пациентов они сказываются негативно.

Не зависеть от бурь

— Так же, как и зимняя погода?

— Погода важна. В зимнее время количество сердечных приступов и других острых состояний увеличивается на 35—40%. Но при правильно подобранном лечении самочувствие человека должно оставаться хорошим вне зависимости от погоды или времени года. И это выполнимая задача.

По последним данным, даже хирургическое вмешательство не всегда даёт такие надёжные, предсказуемые и стабильные результаты, как оптимальная медикаментозная терапия.

— Принято считать, что на продвинутой стадии ишемической болезни сердца помочь может только операция.

— В ноябре на кардиологическом конгрессе в Филадельфии были объявлены результаты 10-летнего исследования. На мой взгляд, оно окончательно доказало, что ни стентирование коронарных артерий, ни аортокоронарное шунтирование не снижают смертность и не увеличивают продолжительность жизни при стабильной ишемической болезни сердца, которая является главной причиной высокой смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в нашей стране. По последним данным, у мужчин моложе 65 лет она выше, чем, например, во Франции, в 13 раз, а у женщин — в 16 раз.

Стентами мы пытаемся обмануть болезнь, устраняя её локальные проявления (сужение коронарных артерий), но при этом наносим тяжелейшую травму сердечным сосудам. Тогда как препараты воздействуют на саму причину болезни.

В остальных случаях медикаментозная терапия обеспечивает надёжный и стабильный результат практически без осложнений и побочных эффектов. Скоро в клинические рекомендации попадёт новый класс препаратов, который уже назвали революцией в кардиологии.[

Дело техники

— Что это за препараты?

— Это препараты, применяемые сегодня для лечения сахарного диабета. Но они имеют все шансы стать препаратами первой линии для лечения кардиологических пациентов. 10 лет назад вышло постановление, обязывающее тестировать все новые противодиабетические препараты на сердечно-сосудистую безопасность. Благодаря этому выяснилось, что два класса препаратов, предназначенных для лечения диабета, серьёзно (на 26%) снижают сердечно-сосудистую смертность. В отличие от «классических» кардиологических лекарств, которые начинают действовать через месяцы и годы, эти препараты работают с первых дней приёма. Так что и сегодня у врачей достаточно опыта и знаний, чтобы помочь любому пациенту без операции, а через 10 лет люди перестанут умирать от инфаркта.

— К сожалению, инфаркты будут всегда. Но они перестанут быть смертельным недугом. Смертей от них и сегодня могло быть значительно меньше. По данным Европейского статистического агентства, 2/3 смертей от инфаркта врачи могли бы предотвратить, используя те технологии и лекарства, которые у них уже есть. А за 10 лет появятся знания, которые позволят помочь всем пациентам.

Сегодня во всех странах мира пациенты при инфаркте миокарда умирают в основном из-за запоздалой помощи. Даже при классических признаках сердечной катастрофы они принимают её за другие заболевания и не вызывают врача (как распознать инфаркт — см. инфографику). С введением цифровой медицины, когда новые технологии окончательно и повсеместно войдут в наш обиход, пациент сможет самостоятельно с помощью гаджета снять у себя кардиограмму и отправить её врачу. Если диагноз поставлен вовремя, а пациент попал в клинику своевременно, всё остальное — дело техники.

Только с принтера.

— Возвращаясь в день сегодняшний — можно ли избавить человека от высокого давления раз и навсегда или болезнь можно только контролировать?

— Возможно и то и другое. Иногда, чтобы избавиться от гипертонии, достаточно убрать то, что её вызывает, — например, нормализовать массу тела или снизить потребление соли. Отличные результаты даёт физическая нагрузка. Неслучайно сегодня физкультура объявлена делом государственной важности. Исследования показывают: физическая активность борется с гипертонией эффективнее, чем таблетки и операции. Но легче стать героем на час, чем святым на всю жизнь. Большинство пациентов не готовы менять образ жизни. В таких случаях приходится выбирать таблетки, способные контролировать гипертонию. Однако пациент должен быть готов к тому, что их придётся принимать всю жизнь. После отмены препаратов давление снова повышается и часто становится выше, чем было до начала лечения.

Большие надежды мы возлагаем на регенеративную медицину. Пока у нас нет успешных примеров использования клеточных технологий у кардиологических пациентов. Но эти работы ведутся (например, в Израиле на биопринтере было напечатано полностью готовое к работе сердце кролика), и мы ждём новых исследований, потому что сегодня мы пытаемся обмануть болезнь, а регенеративная медицина — это, по сути, единственная возможность её вылечить.

Спасти рядового гипертоника. Как избежать инфаркта?

Лучшее средство борьбы со многими сердечными недугами не сложное хирургическое вмешательство, а грамотно подобранные лекарства.

Рассказывает замдиректора по научной работе Университетской клиники МГУ, член-корреспондент РАН Симон Мацкеплишвили.

Лидия Юдина, «АиФ»: Симон Теймуразович, пациенты кардиологов задолго до Нового года начинают переживать по поводу ограничений на спиртное, которые накладывают на них врачи. Могут ли люди с гипертонией позволить себе бокал шампанского под бой курантов?

Читать еще:  Артериальная и венозная кровь: чем они отличаются у человека

Симон Мацкеплишвили: Спиртное способствует повышению давления. Однако кардиологи не возражают против одного-двух бокалов шампанского при условии, что пациент принимает правильно подобранную гипотензивную терапию. Количество этилового спирта в бокале шампанского минимально (10–15 мл), а большинство препаратов совместимы с таким объёмом алкоголя. Другое дело, что за бокалом шампанского зачастую следует стопка водки и закуска (в виде солёной и жирной пищи), а все праздники пациенты проводят за столом. Поэтому кардиологи к новогодним каникулам относятся настороженно. На состоянии некоторых пациентов они сказываются негативно.

Не зависеть от бурь

— Так же, как и зимняя погода?

— Погода важна. В зимнее время количество сердечных приступов и других острых состояний увеличивается на 35—40%. Но при правильно подобранном лечении самочувствие человека должно оставаться хорошим вне зависимости от погоды или времени года. И это выполнимая задача.

По последним данным, даже хирургическое вмешательство не всегда даёт такие надёжные, предсказуемые и стабильные результаты, как оптимальная медикаментозная терапия.

— Принято считать, что на продвинутой стадии ишемической болезни сердца помочь может только операция.

— В ноябре на кардиологическом конгрессе в Филадельфии были объявлены результаты 10-летнего исследования. На мой взгляд, оно окончательно доказало, что ни стентирование коронарных артерий, ни аортокоронарное шунтирование не снижают смертность и не увеличивают продолжительность жизни при стабильной ишемической болезни сердца, которая является главной причиной высокой смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в нашей стране. По последним данным, у мужчин моложе 65 лет она выше, чем, например, во Франции, в 13 раз, а у женщин — в 16 раз.

Стентами мы пытаемся обмануть болезнь, устраняя её локальные проявления (сужение коронарных артерий), но при этом наносим тяжелейшую травму сердечным сосудам. Тогда как препараты воздействуют на саму причину болезни.

Совсем отказаться от стентов нельзя. Они необходимы пациентам, которые не желают пить таблетки (огромное количество людей ошибочно считают, что «химия» опаснее, чем высокое давление и холестерин) или не могут принимать их (например, людям с бронхиальной астмой противопоказаны бета-блокаторы). Есть и пациенты, которым таблетки не снимают боль в сердце. Абсолютным показанием для стентирования служит острый инфаркт миокарда (когда тромб закрывает коронарную артерию).

В остальных случаях медикаментозная терапия обеспечивает надёжный и стабильный результат практически без осложнений и побочных эффектов. Скоро в клинические рекомендации попадёт новый класс препаратов, который уже назвали революцией в кардиологии.[

Дело техники

— Что это за препараты?

— Это препараты, применяемые сегодня для лечения сахарного диабета. Но они имеют все шансы стать препаратами первой линии для лечения кардиологических пациентов. 10 лет назад вышло постановление, обязывающее тестировать все новые противодиабетические препараты на сердечно-сосудистую безопасность. Благодаря этому выяснилось, что два класса препаратов, предназначенных для лечения диабета, серьёзно (на 26%) снижают сердечно-сосудистую смертность. В отличие от «классических» кардиологических лекарств, которые начинают действовать через месяцы и годы, эти препараты работают с первых дней приёма. Так что и сегодня у врачей достаточно опыта и знаний, чтобы помочь любому пациенту без операции, а через 10 лет люди перестанут умирать от инфаркта.

— Эта болезнь исчезнет?

— К сожалению, инфаркты будут всегда. Но они перестанут быть смертельным недугом. Смертей от них и сегодня могло быть значительно меньше. По данным Европейского статистического агентства, 2/3 смертей от инфаркта врачи могли бы предотвратить, используя те технологии и лекарства, которые у них уже есть. А за 10 лет появятся знания, которые позволят помочь всем пациентам.

Сегодня во всех странах мира пациенты при инфаркте миокарда умирают в основном из-за запоздалой помощи. Даже при классических признаках сердечной катастрофы они принимают её за другие заболевания и не вызывают врача (как распознать инфаркт — см. инфографику). С введением цифровой медицины, когда новые технологии окончательно и повсеместно войдут в наш обиход, пациент сможет самостоятельно с помощью гаджета снять у себя кардиограмму и отправить её врачу. Если диагноз поставлен вовремя, а пациент попал в клинику своевременно, всё остальное — дело техники.

Только с принтера…

— Возвращаясь в день сегодняшний — можно ли избавить человека от высокого давления раз и навсегда или болезнь можно только контролировать?

— Возможно и то и другое. Иногда, чтобы избавиться от гипертонии, достаточно убрать то, что её вызывает, — например, нормализовать массу тела или снизить потребление соли. Отличные результаты даёт физическая нагрузка. Неслучайно сегодня физкультура объявлена делом государственной важности. Исследования показывают: физическая активность борется с гипертонией эффективнее, чем таблетки и операции. Но легче стать героем на час, чем святым на всю жизнь. Большинство пациентов не готовы менять образ жизни. В таких случаях приходится выбирать таблетки, способные контролировать гипертонию. Однако пациент должен быть готов к тому, что их придётся принимать всю жизнь. После отмены препаратов давление снова повышается и часто становится выше, чем было до начала лечения.

Большие надежды мы возлагаем на регенеративную медицину. Пока у нас нет успешных примеров использования клеточных технологий у кардиологических пациентов. Но эти работы ведутся (например, в Израиле на биопринтере было напечатано полностью готовое к работе сердце кролика), и мы ждём новых исследований, потому что сегодня мы пытаемся обмануть болезнь, а регенеративная медицина — это, по сути, единственная возможность её вылечить.

Что такое шунтирование сердца после инфаркта

а) Дефект межпредсердной перегородки. Так как введенные внутривенно контрастные средства для правых отделов полностью разрушаются в легочном круге, появление таких микропузырьков в левом предсердии или желудочке означает патологическую связь между правой и левой половинами.

1. Результаты исследования. Таким образом, можно с высокой чувствительностью и специфичностью подтвердить или исключить дефект межпредсердной перегородки (ДМПП). При этом, естественно, при шунте справа налево происходит немедленный и массивный сброс контрастного средства из правого предсердия в левое. При наличии гемодинамически значимого шунтирования крови слева направо небольшая часть контрастного средства, как правило, все равно переходит в левое предсердие, так как межпредсердный градиент давления, по крайней мере в начале сокращения предсердий, направлен справа налево.

Читать еще:  Гипертонический криз первая помощь медсестры алгоритм

В дополнение к такому подтверждению при шунте слева направо часто можно наблюдать феномен «отмывки» («негативное контрастирование»), когда в плотно заполненном контрастным средством правом предсердии становится заметной свободная от контраста темная полоса левопредсердной крови, указывающая на наличие ДМПП. По причине своей высокой специфичности и чувствительности контрастная методика в клинической практике прежде всего подходит для исключения ДМПП; но, конечно, при положительном тесте на фоне нормальной величины правых камер следует проводить дифференциальную диагностику с открытым овальным окном.

Слева: ЭхоКГ, зарегистрированная из четырехкамерной позиции при обследовании пациента с ДМПП и шунтом слева направо до внутривенного введения контрастного средства для правых отделов сердца. В середине: выраженная окраска правых полостей контрастным средством. Справа: однозначное обнаружение контрастного средства в левом предсердии и левом желудочке. ДМПП и шунтирование крови слева направо. Справа: феномен отмывки (стрелка) в результате попадания не содержащей контраст крови из левого предсердия в правое, окрашенное контрастным средством.

2. Выполнение исследования. Вопрос о дефекте межпредсердной перегородки в общем случае можно прояснить и при помощи допплеровской методики. При расхождении результатов клинического и трансторакального ультразвукового обследований чреспищеводной эхокардиографии следует предпочесть контрастную. На практике это означает внутривенное введение примерно 10 мл контрастного средства для правых отделов (взболтанный коллоидный раствор, Эховист) и, при необходимости, повторение этого процесса 1-2 раза для оптимальной визуализации перехода контрастного средства или феномена «отмывки».

При этом взбалтываемые вручную коллоидные растворы в некоторых случаях могут приводить к невоспроизводимым эффектам контрастирования. В любом случае при шунте с преимущественным сбросом справа налево следует использовать контрастное средство со стандартизированным размером микропузырьков (например, Эховист). При чреспищеводном уточняющем исследовании как раз для оценки небольших шунтов при аневризмах межпредсердной перегородки или для дифференциальной диагностики открытого овального окна также следует проводить внутривенное контрастирование.

Слева: чреспищеводная визуализация межпредсердной перегородки.
Справа: после внутривенного введения Эховиста произошло интенсивное окрашивание правых полостей сердца и легочного ствола.
Отмечается проникновение отдельных микропузырьков в левое предсердие через открытое овальное окно.

б) Открытое овальное окно. Открытое овальное окно расценивается как фактор риска для цереброваскулярных инсультов и транзиторных ишемических атак. Для его точной диагностики требуется внутривенное введение контрастного средства во время проведения ЧПЭ. При этом следует учитывать, что эта высокочувствительная методика может обнаруживать также микропузырьки в левом предсердии, попавшие туда по физиологическим артериовенозным коллатералям в легочной системе, однако время пассажа составляет примерно три сердечных цикла после контрастирования правого предсердия.

Поэтому лишь немедленный переход контрастного средства справа налево можно расценивать как доказательство открытого овального окна, если только место шунтирования однозначно не визуализируется как таковое. Теоретически чувствительность метода повышается во время пробы Вальсальвы или напряжения брюшного пресса; однако на практике такие попытки часто приводят к изменению тщательно подобранной плоскости сканирования. В целом контрастная ЭхоКГ позволяет также оценить прогностическую вероятность парадоксальной эмболии.

Подтверждение наличия артериовенозной фистулы в легочном кровотоке у пациента с центральным цианозом, поскольку после внутривенного введения Эховиста в течение 5 с сохраняется окраска исключительно правых отделов (слева), после чего отмечается массивное контрастирование и левых отделов (в середине).
На рентгенограмме органов грудной клетки в прямой проекции (справа) обнаруживается объемное сосудистое новообразование в виде расположенного справа около сердца затемнения.

в) Пульмональная артериовенозная фистула. При известных условиях введение контрастного средства позволяет получить уникальную информацию для уточнения аномалий кровотока, выходящих за рамки возможностей допплеровского исследования. Сюда относится обнаружение гемодинамически значимого пульмонального артериовенозного шунта, для чего при имеющейся клинике центрального цианоза и отсутствии интракардиального шунтирующего порока в/в вводится контрастное средство для правых отделов.

Здесь время появления контраста в левом предсердии имеет решающее диагностическое значение: массивная окраска левого предсердия должна происходить примерно через 3 сердечных цикла после окраски правого, тогда как при шунте на уровне предсердий следует ожидать немедленного контрастирования левых отделов. В некоторых случаях при чреспищеводном исследовании можно даже идентифицировать легочную вену, в которую впадает артериовенозный шунт.

Четырехкамерная позиция при исследовании сердца у 23-летней пациентки с артериовенозной фистулой и функционирующей левой полой веной.
Вверху слева: расширенные правые предсердие и желудочек до введения контрастного средства.
Вверху справа: после внутривенного введения Эхо-виста в левую локтевую вену происходит контрастирование левого предсердия и желудочка.
Сразу же после этого отмечается переход контраста в правое предсердие (внизу слева) и в правый желудочек (внизу справа).

г) Функционирующая левая верхняя полая вена. По поводу левой верхней полой вены допплеровские методы также не могут внести никакой диагностический вклад. Эта врожденная сосудистая аномалия (около 4% всех врожденных пороков) связана с дренирующим протоком, впадающим в коронарный синус и далее в правое предсердие; однако примерно в 7% случаев имеется впадение в левое предсердие.

Очевидно, что для диагностики контрастное средство должно быть внутривенно введено в левую руку. После чего при трансторакальном исследовании будет видна окраска сначала коронарного синуса, а затем и правого предсердия, либо -при левопредсердном впадении — немедленная окраска левого предсердия. Далее в зависимости от одновременного наличия врожденных пороков сердца может происходить быстрое контрастирование других полостей сердца. Здесь также важную диагностическую роль играет временная последовательность распространения контраста.

— Вернуться в оглавление раздела «Кардиология.»

Редактор: Искандер Милевски. Дата публикации: 21.12.2019

Как избежать инфаркта

Лучшее средство борьбы со многими сердечными недугами не сложное хирургическое вмешательство, а грамотно подобранные лекарства.

Читать еще:  Систолический шум на верхушке сердца у ребенка и взрослого

Рассказывает замдиректора по научной работе Университетской клиники МГУ, член-корреспондент РАН Симон Мацкеплишвили.

Лидия Юдина: Симон Теймуразович, пациенты кардиологов задолго до Нового года начинают переживать по поводу ограничений на спиртное, которые накладывают на них врачи. Могут ли люди с гипертонией позволить себе бокал шампанского под бой курантов?

Симон Мацкеплишвили: Спиртное способствует повышению давления. Однако кардиологи не возражают против одного-двух бокалов шампанского при условии, что пациент принимает правильно подобранную гипотензивную терапию. Количество этилового спирта в бокале шампанского минимально (10–15 мл), а большинство препаратов совместимы с таким объёмом алкоголя. Другое дело, что за бокалом шампанского зачастую следует стопка водки и закуска (в виде солёной и жирной пищи), а все праздники пациенты проводят за столом. Поэтому кардиологи к новогодним каникулам относятся настороженно. На состоянии некоторых пациентов они сказываются негативно.

Не зависеть от бурь— Так же, как и зимняя погода?

— Погода важна. В зимнее время количество сердечных приступов и других острых состояний увеличивается на 35—40%. Но при правильно подобранном лечении самочувствие человека должно оставаться хорошим вне зависимости от погоды или времени года. И это выполнимая задача.

По последним данным, даже хирургическое вмешательство не всегда даёт такие надёжные, предсказуемые и стабильные результаты, как оптимальная медикаментозная терапия.

Болезнь недовольных. Какие симптомы говорят о начале проблем с сердцемПодробнее

— Принято считать, что на продвинутой стадии ишемической болезни сердца помочь может только операция.

— В ноябре на кардиологическом конгрессе в Филадельфии были объявлены результаты 10-летнего исследования. На мой взгляд, оно окончательно доказало, что ни стентирование коронарных артерий, ни аортокоронарное шунтирование не снижают смертность и не увеличивают продолжительность жизни при стабильной ишемической болезни сердца, которая является главной причиной высокой смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в нашей стране. По последним данным, у мужчин моложе 65 лет она выше, чем, например, во Франции, в 13 раз, а у женщин — в 16 раз.

Стентами мы пытаемся обмануть болезнь, устраняя её локальные проявления (сужение коронарных артерий), но при этом наносим тяжелейшую травму сердечным сосудам. Тогда как препараты воздействуют на саму причину болезни.

Совсем отказаться от стентов нельзя. Они необходимы пациентам, которые не желают пить таблетки (огромное количество людей ошибочно считают, что «химия» опаснее, чем высокое давление и холестерин) или не могут принимать их (например, людям с бронхиальной астмой противопоказаны бета-блокаторы). Есть и пациенты, которым таблетки не снимают боль в сердце. Абсолютным показанием для стентирования служит острый инфаркт миокарда (когда тромб закрывает коронарную артерию).

В остальных случаях медикаментозная терапия обеспечивает надёжный и стабильный результат практически без осложнений и побочных эффектов. Скоро в клинические рекомендации попадёт новый класс препаратов, который уже назвали революцией в кардиологии.[

Дело техники— Что это за препараты?

— Это препараты, применяемые сегодня для лечения сахарного диабета. Но они имеют все шансы стать препаратами первой линии для лечения кардиологических пациентов. 10 лет назад вышло постановление, обязывающее тестировать все новые противодиабетические препараты на сердечно-сосудистую безопасность. Благодаря этому выяснилось, что два класса препаратов, предназначенных для лечения диабета, серьёзно (на 26%) снижают сердечно-сосудистую смертность. В отличие от «классических» кардиологических лекарств, которые начинают действовать через месяцы и годы, эти препараты работают с первых дней приёма. Так что и сегодня у врачей достаточно опыта и знаний, чтобы помочь любому пациенту без операции, а через 10 лет люди перестанут умирать от инфаркта.

— Эта болезнь исчезнет?

— К сожалению, инфаркты будут всегда. Но они перестанут быть смертельным недугом. Смертей от них и сегодня могло быть значительно меньше. По данным Европейского статистического агентства, 2/3 смертей от инфаркта врачи могли бы предотвратить, используя те технологии и лекарства, которые у них уже есть. А за 10 лет появятся знания, которые позволят помочь всем пациентам.

Сегодня во всех странах мира пациенты при инфаркте миокарда умирают в основном из-за запоздалой помощи. Даже при классических признаках сердечной катастрофы они принимают её за другие заболевания и не вызывают врача (как распознать инфаркт — см. инфографику). С введением цифровой медицины, когда новые технологии окончательно и повсеместно войдут в наш обиход, пациент сможет самостоятельно с помощью гаджета снять у себя кардиограмму и отправить её врачу. Если диагноз поставлен вовремя, а пациент попал в клинику своевременно, всё остальное — дело техники.

Только с принтера…

— Возвращаясь в день сегодняшний — можно ли избавить человека от высокого давления раз и навсегда или болезнь можно только контролировать?

— Возможно и то и другое. Иногда, чтобы избавиться от гипертонии, достаточно убрать то, что её вызывает, — например, нормализовать массу тела или снизить потребление соли. Отличные результаты даёт физическая нагрузка. Неслучайно сегодня физкультура объявлена делом государственной важности. Исследования показывают: физическая активность борется с гипертонией эффективнее, чем таблетки и операции. Но легче стать героем на час, чем святым на всю жизнь. Большинство пациентов не готовы менять образ жизни. В таких случаях приходится выбирать таблетки, способные контролировать гипертонию. Однако пациент должен быть готов к тому, что их придётся принимать всю жизнь. После отмены препаратов давление снова повышается и часто становится выше, чем было до начала лечения.

Большие надежды мы возлагаем на регенеративную медицину. Пока у нас нет успешных примеров использования клеточных технологий у кардиологических пациентов. Но эти работы ведутся (например, в Израиле на биопринтере было напечатано полностью готовое к работе сердце кролика), и мы ждём новых исследований, потому что сегодня мы пытаемся обмануть болезнь, а регенеративная медицина — это, по сути, единственная возможность её вылечить.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector